Цитата недели:

Генетически наследуемой является предрасположенность человека поступать и вести себя определенным образом при попадании в определенные ситуации.
Ганс Айзенк


За гранью




Приглашаем на семинар!


Наши друзья:



Функционализм

Функционализм это название большинства эмпирических исследований а психологии и когнитивной науке; однако, с продолжением исследований, функционалистский подход стали критиковать за его недостатки.

Туринг (1950) был среди первых, кто заметил, что мозг человека может быть приравнен к компьютеру, который был спроектирован, чтобы исполнять определенные функции. В то время, как компьютеры представляют собой материальные устройства с электронным наполнением, которые выполняют расчеты при помощи искусственного интеллекта по системе ввод-вывод, мозг это то же материальное устройство с нервными клетками, которое выполняет расчеты по системе ввода, откуда и возникает поведение. Хоть это сравнение может быть уж слишком художественным, оно помогает показать, что функционализм это теоретический уровень между физическим применением и бихевиористской основой. Прежде всего, он отличается от своих предшественников – картезианского дуализма, скиннеровского бихевиоризма и психикализма, так как сконцентрирован только на эффективных функциях мозга, посредством его организации или программ. Более формально формализм объявляет, что умственные состояния определяются их причинными отношениями друг к другу, а также сенсорным вводом и поведенческим выводом».

Блок также выступает против функционалистского предположения по множественной реализации, где введение материальной части неоправданно, так как важен только один функциональный уровень. Блок интересовался: если миллиарды нейронов мозга заменить функционально эквивалентными электронными субстанциями с радиоточками для общения, и распространить среди китайского населения, то будут ли китайцы иметь первичные ощущения. Он считал – что не будут, и говорил, что функционализм таким образом неадекватен. Но, как бы то ни было. Даже если функционализм и был прав, у нас нет возможности проверить это на практике.

Проблемы функционализма становятся наиболее ясными, когда речь заходит о его роли в сознании. Если функционализм правильнее всего мышления, включая ощущения сознательности, это можно объяснить расчетами. Это иллюстрирует Китайская комната – мыслительный эксперимент Сирле. Человек, говорящий по-китайски сидит в комнате, где задаются вопросы на английском, и он дает ответы, основанные на некоем алгоритме (к примеру, на х даем у). По другой конец системы (на выходе) сидит человек, получающий соответствующие английские ответы на свои вопросы, и уже китаец, который не знает английского, не понимает ничего, кроме того, что на х он должен дать ответ у. Этот мыслительный эксперимент Сирле (1980) показывает, как функционализм может быть ложным, поскольку действие по программе, исполняя инструкции, китаец сосредоточен только на синтетических процедурах, а не на семантическом контексте. Сирле предупредил появление критиков, которые говорили, что система неверна, и даже если китаец запомнит все инструкции и будет их применять в жизни, он все равно не будет знать английского. Если функционализм брался объяснить все умственные процессы путем расчетов, ему следовало бы вывести, каким образом из этих расчетов следует здравый смысл.

Это касается и того, что с точностью узнать, какую функцию исполняет мозг в какое-то конкретное время очень тяжело узнать. К примеру в психологических опытах некоторая переменная, такая как длина слова, может использоваться для измерения другой переменной, скажем, времени реакции, через которое будет видна некая интерференция в процессе чтения. Это описывает индуктивный научный метод, где выводы делаются из обозревания фактов. Как бы то ни было, если пример продолжать, и опыты покажут, что чем длиннее слова, тем больше времени на ответ необходимо, то здесь можно сделать несколько выводов. Один это то, что распознавание слова серийно: буква за буквой. Другой: что существует параллель (буквы читаются одновременно), но длинные слова предусматривают больший процесс лексической обработки. Детали здесь не важны, главное понять, что индуктивный функционализм не оправдывает себя при исследовании функций мозга. И это серьезная проблема для познавательной науки функционализма, где существуют многочисленные объяснения одного аспекта, и важно не только выделить правильное, но и не акцентировать внимание на неправильном.

Как было показано выше, одним из центральных аргументов против функционализма является то, что ему не удается посчитать качественные аспекты ума или ощущений. Таким образом, подобные аргументы, интуитивно резюмируют, что ощущения существуют отдельно от работы мозга. Таким образом, если функционализм имеет право на существование, то качественные ощущения должны существовать во всей аппаратной части, или же не должны существовать вообще, как иллюзорные. Более того, многодисциплинный подход, включающий нейронауку, психологию и эволюционную биологию мог бы дать больше данных для проверки теорий и моделей, что уменьшило бы риск ложных заключений, которые являются основным аргументом против функционализма.



Права на сайт © 2007-2012 www.psixologic.ru Написать нам: lp@psixologic.ru