Цитата недели:

«Главная жизненная задача человека - дать жизнь самому себе, стать тем, чем он является потенциально. Самый важный плод его усилий - его собственная личность»
Эрих Фромм


За гранью




Приглашаем на семинар!


Наши друзья:



Френология

Как первая биологическая наука о разуме, френология стала уникальным явлением медицинской и природно-философской научной мысли, а также популярной культуры девятнадцатого века. Выйдя за границы различия между телом и умом, френология проиллюстрировала переход от спекулятивных средств изучения человеческой психики как метафизического единства, которое характеризовало мысль Просвещения, к эмпирическим методам, представленным новым научным натурализмом. Попытавшаяся укоренится в социальных и научных кругах как теистическая, материалистическая псевдонаука, френология постепенно получила маргинальный статус, что отражают в своих документах историографы. Однако, в недавние времена, историки, занимающиеся вопросами науки, медицины и культуры, стали определять влияние френологии как среднее, так как через нее достаточное количество природных концепций достигло широкой аудитории.

Инновационные принципы френологии были впервые сформулированы в Вене и Париже, с началом девятнадцатого века, врачом Францем Иозефом Галлом (1758-1828). Значимые изменения были позднее представлены ассистентом Галла Дж.Г. Спурцхеймом (1776-1832), который ввел неологизм – «френология» - по отношению к доктрине; и эдинбургским френологом Георгом Комбе (1788-1858). Галл установил, что мозг это орган мышления, и что состоит он из подразделений, которые формируют человеческий характер. Используя аналогию с анатомической конституцией тела, он говорил, что эти подразделения воплощены в дискретных церебральных «органах», которые не являются ни врожденными, ни передаваемыми по наследству, а также что личности отличаются друг от друга в связи с физической организацией мозга. Основополагающие принципы этой гипотезы были широко приняты в то время. Две дополнительные «краниологические» гипотезы страдали от недостатка опытной базы, но именно им эта теория обязана своей популярностью. Галл утверждал, что сила каждого подразделения, зависит от размеров «органа», где она заключена, а также, что череп отражает форму лежащей под ним церебральной материи. Согласно этому, характер можно было «прочесть» по форме головы. Первичным заданием краниологии (этот термин ввел Галл, равно как и «краноскопия», и «»органология»), а френология представляла собой открытие и систематизацию подразделений. Невзирая на то, что Галл был известным церебральным анатомом, он настаивал, что это квази-физиогномический метод давал результаты по совпадению отмеченного поведения с изменениями формы головы. В то же время, френологи использовали для своих экспериментов, включая хирургическое вмешательство, животных по этическим соображениям.

Однако, как прототип физической антропологии, френология имела свою ценность со стереотипными психотехниками, и представила новые этические проблемы. Любопытство Галла изначально вызывалось различиями, которые он заметил среди личностей, но он позднее начал сравнивать преступников, лунатиков, представителей неевропеоидной расы, и другие отчужденные группы людей со своими евроцентрическими нормами, которые были выведены в его краниологическом дискурсе.

Одним из главных заданий френологии было определение нормальности. Как говорил Спуцхейм, это был чисто медицинский проект, предназначенный для врачей, чтобы они сумели распознавать норму – таким образом, они смогли бы узнать и вылечить патологию. Френологические модификации Спуцхейма давали людям новые техники, чтобы создать норму и придерживаться ее в жизни. По аналогии с великой цепью бытия, он сгруппировал отделения в мозговые доли, разместив «высшие» интеллектуальные органы в лобную часть, чувства, включая преклонение – в макушку, и нижние «животные» отделения (к примеру, половое влечение и материнский инстинкт) в основание мозга. Таким образом, человеческие типы можно было конструировать по превалированию разных групп церебральных органов. С верой Бэкона в обобщение собранных фактов, френологи собрали огромное количество репрезентативных черепов. Они основали общества и музеи, где осуществляли классификацию расовых, сексуальных и классовых стереотипов, где люди могли научиться искусству «чтения голов» для самих себя, и откуда френологический анализ начал входить в жизнь, чтобы потом доминировать.

Френология получила дополнительный импульс, когда Спуцхейм и Георг Комбе, аписали «Законы природы» перевели ее изменения на уровень моральной и мериократической науки о самоусовершенствовании и социальных реформах. Со своей теорией комплексного взаимодействия отделов мозга Спуцхейм представил элемент церебрального функционализма. Противореча детерминистической концепции Галла, что каждое отделение бывает или плохим, или хорошим, Спуцхейм говорил, что они все хороши, только ненормальное поведение приводит к дисбалансу, когда высшие интеллектуальные органы не могут контролировать органы «низшего порядка».

Невзирая на то, что природная одаренность объяснялась наследственностью, соответствующие упражнения, т.е. поведение, могли укрепить «хорошие» отделения и ослабить «плохие»: таким образом, френология собиралась произвести реформу среди преступников и лунатиков. Более того, здоровье и благосостояние и индивидуальности, и расы могло было быть улучшено манипуляциями в сфере евгеники. Евгеника для Спуцхейма представлялась селективным выращиванием, посредством выбора партнеров для брака пропорциональными церебральными и физическими конституциями. Георг Комбе, как бы то ни было, расширил тему евгеники, добавив теорию наследственности Ламарка. В своем популярном трактате «Конституция человека» (1828), Комбе популяризировал эти теории наследственности, давая понятное объяснение работы «органических законов» наряду с советами, как подчиняться им, чтобы использовать френологию в практических моментах.

Невзирая на то, что у френологии не было недостатка в стоящей оппозиции, ее влияние остается бесспорным. Ее словарь проник в язык, а анализ природного характера и позитивистская концептуальная теория, перенятая потом прозаиками и поэтами (включая Оноре де Бальзака, Шарлоту Бронте, Джорджа Элиота и Уолта Уитмена) вошла в понимание народа. Если к 1840 годам нейрофизиологический экспериментальный путь попал под влияния специфических деталей картографии черепа, то основополагающие принципы френологии были приняты многими прародителями наук о человеке, и вписаны в новые дисциплины, как, например, функциональная социология, дифференциальная психология, нейропсихология, физическая антропология и теория эволюции. Как говорил специалист по сравнительной анатомии Дж.Ф.П. Блюменбах, в отношении френологии эти науки содержали «много нового и много правдивого, но это новое было не правдивым, а правдивое было не новым».



Права на сайт © 2007-2012 www.psixologic.ru Написать нам: lp@psixologic.ru